Почему дети с дислексией более эмоциональны?

Исследователи обнаружили, что дети с дислексией демонстрировали более эмоциональное лицевое поведение и были более физиологически реактивными при просмотре видеоклипов, чем дети без дислексии.

дислексия
Результаты расширяют текущие представления о типичной дислексии и предполагают, что синдром намного сложнее

Согласно новому совместному исследованию нейробиологов Калифорнийского университета в Сан-Франциско с Центром дислексии UCSF и Центром памяти и старения UCSF, дети с диагнозом дислексия демонстрируют более высокую эмоциональную реактивность, чем дети без дислексии.

В исследовании, опубликованном в Интернете в начале 20 ноября 2020 года в Cortex , дети с дислексией, которые смотрели эмоционально вызывающие воспоминания видео, показали повышенные физиологические и поведенческие реакции по сравнению с детьми без дислексии. Эта более высокая эмоциональная реактивность коррелировала с более сильной связью в сети значимости мозга, системе, которая поддерживает генерацию эмоций и самосознание.

Дислексия – это расстройство, связанное с навыками чтения. Из-за проблем с определенными психическими функциями, которые должны участвовать в формировании таких навыков, ребенок может испытывать самые разные сложности при работе с текстом. Чаще всего сложно распознавать отдельные символы, знаки – в результате смысл слов, словосочетаний или предложений не улавливается либо искажается.

Результаты расширяют текущие представления о типичной дислексии и предполагают, что синдром намного сложнее, чем просто слабость в навыках чтения, добавляя поддержку растущему осознанию того, что дислексия часто связана со скрытыми межличностными сильными сторонами.

«Есть анекдоты о том, что некоторые дети с дислексией обладают более высоким социальным и эмоциональным интеллектом» , – сказала Вирджиния Штурм, доктор философии, профессор Центра памяти и старения Университета Джона Дугласа, посвященный болезни Альцгеймера, Фонда Джона Дугласа, и член Института им. Вейля. Неврология. «Мы не хотим сказать, что все дети с дислексией обязательно одарены таким образом, но мы можем думать, что дислексия связана как с сильными, так и с слабыми сторонами».

Исследователи отобрали 32 ребенка в возрасте от 8 до 12 лет с классической «фонологической» формой дислексии для участия в исследовании, а также 22 ребенка без дислексии. Команда протестировала детей с дислексией, чтобы подтвердить, что все они испытывают трудности с чтением, оценить их понимание эмоциональных терминов и измерить их работу с помощью ряда когнитивных тестов. Дети и родители также ответили на анкеты относительно своего эмоционального и психического здоровья.

В Центре дислексии UCSF детям были предоставлены датчики для контроля дыхания, проводимости кожи и частоты сердечных сокращений, а их выражения лиц снимались во время просмотра коротких видеороликов, предназначенных для вызова определенных положительных и отрицательных эмоций, таких как веселье и отвращение. Например, они видели смеющегося ребенка и женщину, которую собиралось рвать.

Исследователи обнаружили, что дети с дислексией демонстрировали более эмоциональное лицевое поведение и были более физиологически реактивными при просмотре видеоклипов, чем дети без дислексии. Кроме того, функциональное МРТ-сканирование мозговой активности детей показало, что у детей, которые были наиболее выразительными, была более сильная связь между правой передней островкой и правой передней поясной корой – ключевыми структурами в сети значимости, которые поддерживают генерацию эмоций и самосознание. У детей с дислексией дети с более сильным эмоциональным выражением лица также обладали более высокими социальными навыками, о которых сообщали родители, но также и более выраженными симптомами тревоги и депрессии.

Эти результаты показывают, что многие дети с дислексией могут обладать сильными сторонами социальной проницательности, поскольку более сильные эмоциональные реакции могут быть ключевым элементом успешных социальных отношений. Некоторые взрослые с дислексией сообщают, что прошли школу, «очаровывая своих учителей». Эта способность устанавливать социальные связи, часто интерпретируемая как чисто компенсаторная стратегия, вместо этого может быть признаком повышенных эмоциональных способностей на неврологическом уровне.

Тем не менее, диагноз дислексии не является гарантией социального успеха. Как показывают отчеты родителей, более высокая эмоциональная реактивность и чувствительность также могут быть фактором риска развития тревожности и депрессии, поскольку эти дети, возможно, могут обнаруживать эмоциональные сигналы иначе, чем нейротипичные люди. Еще одна причина убедиться, что эти дети защищены и должным образом обслуживаются в школах, колледжах, но даже на работе, как взрослые.

“Сообщение для семей состоит в том, что это состояние может определяться его негативным воздействием на чтение, но нам необходимо более глубоко и широко изучить все функции мозга при дислексии, чтобы лучше понять связанные с ними сильные стороны и определить эффективные стратегии исправления. “сказала Мария Луиза Горно-Темпини, доктор медицины, доктор философии, заслуженный профессор Чарльза Шваба в области дислексии и нейроразвития и содиректор Центра дислексии UCSF и Центра дислексии и когнитивного разнообразия UCSF-UCB Schwab.

«Наши результаты имеют значение для образования детей с дислексией», – сказал Штурм, также доцент кафедры неврологии и психиатрии и поведенческих наук UCSF в Институте нейронаук UCSF Weill, чья работа ранее была сосредоточена на обработке эмоций в стареющий мозг. «Нам необходимо основывать обучение на сильных и слабых сторонах. Например, дети с дислексией могут лучше справляться с индивидуальным или групповым обучением в зависимости от того, как они эмоционально общаются с учителями или сверстниками. Но мы также должны знать об их уязвимости к тревоге и депрессии и убедитесь, что у них есть адекватная поддержка, чтобы справиться со своими потенциально сильными эмоциями ».

У исследователей есть и другие вопросы, на которые они надеются ответить. В будущей работе они попытаются определить, приводит ли эмоциональная реактивность к усилению эмпатии. Исследователи надеются, что, лучше понимая социальную и эмоциональную обработку и другие сильные стороны дислексии, они смогут разработать более целенаправленные меры и снизить стигму по отношению к этому состоянию.

Несмотря на некоторые вопросы, на которые нет ответов, это исследование является большим шагом вперед в нашем понимании дислексии, говорят исследователи. Он также демонстрирует эффективность растущей интеграции клинического и базового нейробиологического сообщества UCSF между отделами под эгидой Института нейронаук UCSF Weill и в кампусах UC через Центр дислексии и когнитивного разнообразия UCSF-UCB Schwab.

«Для медицинского учреждения в новинку заняться дислексией, потому что это часто считается академической и образовательной проблемой. Но дислексия основана на мозге, и нам нужен комплексный подход между неврологией, психиатрией, психологией и образованием, чтобы лучше служить этим детям и их семьям. », – сказал Горно-Темпини, который также является профессором неврологии, психиатрии и поведения и директором Лаборатории языковой нейробиологии в Центре памяти и старения UCSF. «Всякий раз, когда я делюсь этими результатами с семьями, они поражаются, потому что это помогает им понять, что дислексия – это гораздо больше, чем академические проблемы – она ​​связана с определенным типом мозга со своими сильными и слабыми сторонами, как и все мы».

Источник: medicalxpress

Мнение читателей
0
0
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

От редакции

Вы сталкивались с дислексией?

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования