Осужденный за смертельное ДТП Михаил Ефремов: “Пашаев меня подставил на 8 лет”

Михаил Ефремов после приговора Пресненского суда – 8 лет колонии общего режима – провел первую ночь в СИЗО. Трудную и бессонную. Актер ошеломлен тем, что произошло.

В СИЗО актер заявил, что доверяет только жене и ему был неприятен утренний визит адвоката

Михаил Ефремов после приговора Пресненского суда – 8 лет колонии общего режима – провел первую ночь в СИЗО. Трудную и бессонную. Актер ошеломлен тем, что произошло. Он хотел сменить адвоката, но утром к нему почему-то пришел все тот же Эльман Пашаев. «Он обещал одно, получилось другое. И он хочет подать апелляционную жалобу в последний день. Я считаю, что это не совсем правильно», – говорит, склонив голову, Ефремов. Наш обозреватель навестила актера в СИЗО №5, известного как «Водник».

О том, что к ним привезут Ефремова, в СИЗО «Водник» не знали до последнего. Изначально предполагалось, что его поместят в «Матросскую тишину», где есть больница. Но чувствовал себя Ефремов нормально. По его словам, совсем уж тяжелых болезней не имеет и постоянного меднаблюдения ему не требуется.

СИЗО «Водник» – в пяти минутах ходьбы от главного управления ФСИН по Москве. Долгое время оно считалось лучшим (может, как раз потому что под боком у начальства), пока не случился трагический инцидент с топ-менеджером «Роскосмоса» Евдокимовым. Напомним, он был найден в своей камере со следами насильственной смерти – по официальной версии это был суицид. После этого случая руководство изолятора сменили, а новый начальник заявил правозащитникам, что в каждом помещении (а их 138) будет видеонаблюдение.

Сегодня все оборудование закуплено, в большинстве камер «глазки» работают, все помещения дооборудуют в течение 2-3 месяцев. Ефремов, по словам сотрудников, будет находится в камерах только с работающим видеонаблюдением. И вообще, все его перемещения внутри СИЗО – от вывода на прогулку до похода на помывку – будут фиксироваться (и уже фиксируются) с помощью видео.

А еще Ефремова отправили именно в «Водник», потому что там лучший актовый зал, оснащенный всем необходимым для любых концертов. Актер обещал выступить за решеткой для осуждённых отряда хозобслуги и сотрудников. Но не сейчас, попозже. Пока ему тяжело даже долго разговаривать.

На входе в СИЗО мы встретили радостного адвоката Пашаева. Он улыбался и был доволен – шел от Ефремова. А сам Ефремов после общения с ним выглядел совсем по-другому. В комнате краткосрочных свиданий он сидел перед нами с опущенной седой головой, в сером спортивной костюме с надписью «Амстердам». И было что-то в его виде трагично-эпохальное.

– Я не ожидал такого приговора, – говорит нам артист. – Адвокат меня «подставил» на эти 8 лет. Он обещал одно, а получилось другое. И мы с ним вроде бы не продлевали договор, я думал, придет другой адвокат, а пришел снова он. И вот он уверяет, что апелляционную жалобу надо подать в последний день. Он хочет ее отправить почтой, чтобы там зафиксировали дату. Тогда, по его словам, мы не просрочим. Это все как-то странно. Мне кажется, это рискованно.

– Еще как! – замечают правозащитники. – В последний день апелляционную жалобу не подают. А вы сами не хотите ее написать?

– Я что-то писал в самом суде. Заявление, что не согласен с приговором и хочу пересмотра. Отдал секретарю суда. Но надо же правильно оформить, а это могут только адвокаты. Спросите у супруги – почему ко мне не пришел другой адвокат? Я доверяю только жене. Пашаев говорит, что это она его послала якобы. Так ли это? Связи с ней нет. Как мне узнать, что происходит?

– Пока звонки и свидания вам не разрешит суд (а в принципе разрешение можно получить за один день), можно лишь писать. Услуга «ФСИН-письмо» позволяете делать это достаточно быстро.

– Понятно. Передачку мне она уже передала. Здесь нормально. Меня волнует приговор…

Вообще за ДТП со смертельным исходом дают обычно меньше. И другой режим. Я видела много таких осужденных в колонии-поселения в Зеленограде на днях.

– Я сам все это знаю. Изучал. Год назад человеку тоже дали за ДТП восемь лет, но там было много погибших.

– Как прошла первая ночь в неволе?

– Не очень. Плохо спал. Я все последние месяцы, после того как случилось это, плохо сплю. Здесь мне на ночь дали валерьянку. Не помогло.

– Как вы себя чувствуете? Что-то болит?

– Более-менее себя чувствую. Болезней, которые препятствуют содержанию под стражей, как я понял, у меня нет.

На прогулки на крышу седьмого этажа подниматься непросто. Но вообще ходить полезно.

– Здесь есть отличный спортзал.

– Я не спортсмен.

С сокамерниками нормальные отношения?

– Да. Обычные ребята. Но я сейчас больше сам в себе…

Что представляет из себя камера, в которой сейчас находится Ефремов? Это стандартная камера на 8 мест, там две одноярусные кровати и четыре двухъярусные. Ефремов на одноярусной. Кроме кроватей, в камере большой стол, за которым одновременно могут сидеть до 10 заключенных. Есть книжная полка.

В углу стоит телевизор, который показывает десяток каналов. Есть радио, по нему часто транслируют классическую музыку. Туалетная кабинка отделена перегородками, с дверью, однако изнутри не закрывается (после случая с Евдокимовым). Вместе с Михаилом там сидит еще двое заключенных, один из них граждан Белоруссии. Камера курящая. А вообще в СИЗО №5 треть камер не курящих.

– Как вам местный психолог?

– Замечательно пообщался. Вообще тут все хорошо. Кормят нормально. Вчера вечером дали пюре с вареной селедкой. Сегодня уже успел позавтракать овсяной кашей. Деньги на счету есть, я уже заказал что-то в ларьке.

– В этом СИЗО есть даже такая услуга, как платные комплексные обеды.

– Да не нужно мне все это. Мне сейчас важно другое.

– Вы можете попросить принести в камеру шахматы, шашки, нарды, чтобы отвлечься от тяжёлых мыслей.

– Я не игрок. Я лучше почитаю. С собой у меня были книги Прилепина, Авдеенко. Ну и в камере много еще литературы всякой.

– Телевизор смотрите?

– Вчера футбол показывали. Смотрел. Про себя не смотрю. Мне не хочется этого делать. Насмотрелся, пока был на домашнем аресте.

– Многие заключенные ведут дневник, чтобы не потеряться во времени. Отмечают там, что с ними происходило.

– Я хочу потеряться. Потерять сознание.

– Ну вы что…

– Да это так плохо шучу.

– Глаза у вас грустные и выглядите уставшим.

– Мне нужно время. Дней пять, может, неделя, чтобы во всем разобраться. «Он мне сказал: «Держись, браток!» и я держался», – цитирует актер Высоцкого.

Уже после нашего ухода к Ефремову пришел психолог, чтобы провести несколько тестов. Они помогут оценить его состояние.

Источник: МК

Мнение читателей
0
0
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

От редакции

Справедливый приговор?

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования