“Мы обессилены”: Рассказала о лечении пациентов с COVID-19 медсестра из Бердска. Деньги от Путина им платить отказались

Медик рассказал о нехватке медикаментов для больных, больном медперсонале, отсутствии масок и перчаток в откровенном интервью. Сколько пациентов лечатся в отделении от коронавируса на самом деле? Узнайте правду. Это просто жесть.

Каждый день медики рискуют жизнью, чтобы спасти бердчан
Каждый день медики рискуют жизнью, чтобы спасти бердчан

Откликнулись на призыв «Курьер. Среда. Бердск» медики из пульмонологического отделения ЦГБ Бердска с рассказом о том, сколько на самом деле пациентов с коронавирусом и не подтвержденным диагнозом лечатся сегодня в больнице Бердска. В сообщении остро чувствуется крик души и беспомощности. Мы переговорили с медсестрой пульмонологии сегодня, 1 июля. Впрочем, обо все по прядку.

Крик души

– Выплаты не положены ! Так сказали нам – персоналу пульмонологического отделения. Уже второй месяц как мы работаем с ковидом, работаем мягко сказано. Дежурим по несколько суток , не видя родных. Пациентов за сутки поступают около 10-15 человек , принимаем их в режиме нон-стоп. Рискуя своей жизнью каждый день выходим на смену. Персонал заболевает по паре человек в день, от того нехватка персонала как среднего, так и младшего.
Пациенты тяжелые, времени не хватает уделить всем внимания и оказать должную помощь . Часто работаем по одной медсестре на смене, нагрузка колоссальная и пациентов искренне жаль, что не можешь действительно помочь, потому что просто не успеваешь…

Мы два месяца не выходим с работы, подвергая опасности себя и своих родных, но выплат так и нет . Говорят, ждите… но сколько ?! А сегодня (30 июня — прим. ред.) сказали – вам не положено…

Коллеги-медики с других городов или отделений говорят – а мы уже давно получили! В то время как мы, работая в самом «пекле», дежуря по двое суток, в одной маске на 16 часов, ничего не получили. Ни перчаток, ни масок в достатке нет. По истечению 2 часов и маска и перчатки уже неэффективны, а работать ещё несколько часов.

Мы обессилены, мы не знаем в какую дверь стучать, чтобы нас услышали! Ни медикаментов, ни персонала, ни выплат. Ничего. Зато по новостям из СМИ нам отгружают коробки с химзащитой и лекарством! Но мы их не видим, они просто не доходят до отделений….

Хочется попросить прощения у пациентов и их родственников. Мы делаем все возможное для вас, но государство бездействует, вся помощь только на словах. С уважением, ваши медработники.

Анонимный разговор

Утром, 1 июля, редакция связалась с автором сообщения. По этическим соображениям и в соответствии с законом о СМИ, мы не называем имя нашего героя. Ольга (имя вымышленное — прим.ред.) в подробностях рассказала, как медики пульмонологии работают с ковидными пациентами.

– Вы написали под письмом «ваши медработники». От кого это обращение?

– Мы подписались под письмом всем отделением.

– Сколько человек сегодня работает в отделении — врачей, медсестер, санитаров?

– Два врача. Сегодня в день работают две медсестры — одна процедурная, одна постовая и одна санитарочка.

– Как вы меняетесь?

– Знаете, сейчас у нас такой график, что если кто-то не вышел, тебя выдергивают на смену. Конечно, у нас есть график дежурств на месяц, но сейчас, например, мы работаем по двое суток. Это обычный набор на день. Но пациентов сейчас много. Они все требуют внимания. Порой даже двоих медсестер не хватает. Вообще в отделении около 15 медсестер. Но две из них заболели — у них подтвержденный ковид. Но лечатся они дома, их попросили из отделения. Есть еще и дежурные медсестры, которые сменяются на ночь. Очень много медсестер сейчас в отпусках. Кто-то уезжает из города и до них не дозвониться. Но мы понимаем по-человечески, что все работают и отдыхать надо.

– Сколько сегодня человек лежит в отделении пульмонологии?

– На 4-м этаже отделения кладут пациентов с подтвержденным ковидом. На 2-м этаже лечатся люди, которые, так скажем, выздоравливают или не несут никакой опасности. У нас еще есть 3-й этаж, на котором существуют несколько палат. По идее, это отделение наркологии, но они нам отдали две палаты. Пациенты наркологии никак не контактируют с нашими пациентами. У них отдельный вход, а мы находимся за закрытой дверью от них. Там мы также работаем. Одна палата на 3-м этаже ковидных, а другая — здоровых. На 2-м этаже 35 человек лежат, а на 4-м около 30 человек. Но не могу точно сказать, сколько пациентов на 4-м этаже лежат с подтвержденным диагнозом. От нас, если честно, скрывают результаты тестов. Например, 29 мая мы впервые контактировали с ковидом, но нам об этом никто не сказал. Мы были как обычно — в маске и шапочке и без химзащиты. Узнали об этом, когда отработали смену и то, через несколько дней. Кого-то спускают на 2-й этаж, кого-о поднимают на 4-й этаж. Постоянно идет такая тасовка.

– Как передвигаются пациенты с ковидом и без него по отделению?

– Абсолютно свободно. У нас в принципе нет отдельных боксов и палат с кислородом.

– Вы бегаете между этажами? Кто работает на 4-м этаже — специальная команда медиков?

– Да. Мы ходим и на 2-й этаж и на 4-й. Разгон инфекции идет по всему отделению, потому что врачи наши работают на два этажа. При этом на 4-м этаже работают медсестры из инфекционного отделения. Они подписывали контракт. Хотя, медперсонал именно пульмонологического отделения начал первым контактировать с больными коронавирусом. Начальство говорит нам, что всего было трое зараженных коронавиурсом. Но не было 3 человек. В отделении лежали 54 человека. Из них 20 минимум были с подтвержденным диагнозом на конец мая и начало июня. После отделение начали расформировывать.

– Какая вообще существует у вас химзащита, как вы защищаете себя?

– Буквально недавно нам выдали несколько халатов. Но они многоразовые. По сути, мы должны после посещения 4 этажа раздеться и выкинуть их. Но нет. Наши санитарочки их стирают и мы одеваем их повторно.

– Как производится в принципе утилизация перчаток и масок, в которых вы работаете?

– Перчатки и маски — это отходы класса «Б». Для таких отходов предусмотрено отдельное ведро. Но халаты должны утилизироваться как особо опасные отходы — в другой бак. Врачи еще могут себе позволить менять халаты. А вот санитары и медсестры – нет. Одно время нам вообще не выдавали маски. Мы сами скидывались на них и покупали. Вот буквально дня два назад нам выдали упаковку масок в количестве 30 штук. Но их надо менять каждые два часа. Но по факту мы носим маски по 16 часов. У нас и пациенты должны в масках ходить. Но они приезжают к нам из дома в тапочках. Конечно, мы отдадим пациенту маску. Их так ведь не оставишь.

– Был ли у вашего медперсонала в начале работы с ковидными пациентами инструктаж?

– Нас просто поставили в известность, что в отделении появились такие пациенты. И теперь мы с ними работаем. А кто не хочет — попросим из отделения. А сейчас многие потеряли работу. Семью кормить надо.

– Вы писали о том, что персонал заболевает по паре человек в день. Только в пульмонологии?

– Вообще в целом в горбольнице. На 4-м этаже девочки заболели, на 2-м этаже уже 4 человека болеют. При этом лечатся дома.

– После работы в отделении вы идете домой или во временное жилье, чтобы не заражать семью?

– Мы просто идем к себе домой. Моя родственница уже заболела коронавирусом после очередной смены моей работы. Конечно, начальство говорит нам не выходить из дома после работы, даже в магазины. А где хотя бы доставка продуктов, как в Санкт-Петербурге и Москве? Что мы должны делать?

Всего в отделении 12 градусников. 30 человек лежит. Мы должны каждому измерить температуру, обработать градусник — это 30 минуту, высушить его — это 15 минут, а потом домеряем температуру остальным пациентам.

– Какой функционал у медсестры в пульмонологии?

– Если мы говорим про день, то процедурная медсестра осуществляет забор крови у пациентов по утрам на всех этажах. Потому что персонал на 4-м этаже не может физически справиться с наплывом больных. Хоть нам и говорили, что такого не будем, но мы ходим на 4-й этаж. Работаем с больными коронавирусом. Мы ставим уколы и капельницы. Как правило, на одного пациента ставим 2-3 укола. Капельниц тоже около 30 в день ставим. Плюсом идет экстренная терапия, если у пациента высокая температура, мы оказываем дополнительное лечение. Безусловно, измеряем температуру тела. Вообще два раз в день, но при необходимости измеряем температуру и каждые два часа. Если температура не стабильна, мы отдаем градусник пациенту и он сам ее себе измеряет, сообщая нам о результатах. Мы слышали, что отгрузили коробки с инфракрасными градусниками в больнице. Нам выдали только один — в приемник. Ну как это? Как же мы? Мы скидывались и покупали градусники такие, тогда работа идет быстрее. Всего в отделении 12 градусников. 30 человек лежит. Мы должны каждому измерить температуру, обработать градусник — это 30 минуту, высушить его — это 15 минут, а потом домеряем температуру остальным пациентам. Представляете, сколько уходит на это время и что можно было бы сделать за это время? А с инфракрасным градусником на измерение уходит 10 минут.

– Почему тогда вам отказывают в выплатах за работу с больными коронавирусом? Путин ведь велел.

– Нам говорят, что мы не работаем с ковидом. Мы помогаем 4-му этажу. Как это нет? Мы самые первые начали в Бердске работать с ковидом. «Вам не положено» и все. У нас совсем недавно было собрание, перечислили кучу нюансов с неба – почему. А когда персонал заявил, что будет писать во все инстанции, нам заявили — мы разберемся. По приказу №415 Путина некоторые сотрудники пульмонологии получили по 1500 рублей за суточный контакт. И то не все, а как-то избрано. В силу вступил новый приказ, котором говорится, что медики должны получать выплату без привязки ко времени контакта с зараженными коронавирусом. Врачи по 80 000 рублей, медсестры по 50 000 рублей, а санитары — по 25 000 рублей. Нам говорят ждать. При том, что всем отделениям выплатили, кроме нас.

– Как долго ждут теста на коронавирус пациенты пульмонологии?

– Тесты очень долго нужно ждать, потому что лаборатория может сделать за сутки только 300 тестов на город Бердск. Людей очень много заболевших, с каждым днем это число растет. Многие жалуются. Я понимаю людей — ты лежишь и не понимаешь, что с тобой. Это страшно.

– Сейчас все врачи здоровы? Больной медперсонал не работает?

– Сейчас все работают здоровыми. Больных из медперсонала нет в отделении.

– Действительно не хватает медикаментов в отделении? А что должно быть?

– Пациенты получают терапию утром и вечером. Но на прошлых выходных антибиотиков не было. Пациенты приходят, а лекарства нет. Люди, которые лежат уже месяц, они в отчаянии. Лечим пациентов не только антибиотиками, но и различными иммунными препаратами. Нам начали выдавать хороший препарат иммунный, но опять же его хватило на один день. Назначили всем, а выдали одну упаковку. Кому-то хватило лекарства, а кому то нет. Они же смотрят друг у друга, кому что не дали. Антибиотики у нас ставятся внутривенно-капельно и внутримышечно. Идет очень серьезная терапия антибиотиками.

А что известно официально

В редакцию «Курьер. Среда. Бердск» весь июнь обращались пациенты из пульмонологического отделения ЦГБ Бердска. Они делились своими историями болезни и страхами за свою жизнь. Откровенно о лечении рассказал герой, которые открыто заявил свое имя – Виктор Матвеев.

— В выходные не было света, что-то закоротило. Надо было им вывести в воскресенье своего электрика, как так,больные в темноте! Наша палата потухла, а медсестра приходит ставить капельницы, хотя на часах 23:30, а она капельницу. Потом пришла, и ставили капельницы под свет фонарика на телефоне. Не попала ни с первого раза, ни со второго. Как на войне — с лучиной.
Желание отсюда убежать скорее. Завтра врач подойдет — я уже просился пойти на КТ, дайте мне результаты, чтобы отсюда быстрей выписаться. Я лучше дома буду лечиться, чем вот эту заразу собирать, — заключает пациент бердской пульмонологии, – говорил бердчанин.

Также мы рассказывали о гибели медсестры Ирины Антюхиной из ЦГБ Искитима, которая с диагнозами астма и диабет работала сутками с ковидными пациентами. 25 июня ее не стало. Ее семья получит 3 млн рублей в счет компенсации, но разве деньги компенсируют жизнь матери и дочери?

А тем временем, министр здравоохранения Новосибирской области Константин Хальзов ответил на вопросы «Курьер. Среда. Бердск». Выяснилось, что для пациентов с коронавирусной инфекцией и подозрением на нее в ГБУЗ
НСО «Бердская центральная городская больница» (далее — «БЦГБ») предусмотрено 10 коек в отделении пульмонологии, также в зависимости от тяжести состояния, такие пациенты могут быть переведены в отделение реанимации и интенсивной терапии.

По состоянию на 23.06.2020 в ГБУЗ НСО «БЦГБ» госпитализированы 3 пациента с лабораторно подтвержденным диагнозом «коронавирусная инфекция».

В бердской больнице создана одна бригада, обслуживающая вызовы к пациентам с установленным диагнозом «коронавирусная инфекция» и одна бригада, обслуживающая вызовы к пациентам с симптомами респираторной инфекции.

Как ответил министр на вопрос редакции об обеспеченности средствами защиты для медперсонала ЦГБ, “медицинские работники, оказывающие медицинскую помощь пациентам с новой коронавирусной инфекцией обеспечиваются средствами индивидуальной защиты в соответствии с приказом Минздрава России от 19.03.2020 №198н «О временном порядке организации работы медицинских организаций в целях реализации мер по профилактике и снижению рисков распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19”.

В штате пульмонологического отделения ГБУЗ НСО «БЦГБ» 3 врача, 8 медицинских сестер и 4 санитара. Случаев заражения коронавирусной инфекцией среди сотрудников пульмонологического отделения ГБУЗ НСО «БЦГБ» по состоянию на 23.06.2020 нет. Все отделения ГБУЗ НСО «БЦГБ» работают в штатном режиме.

Госпиталя для пациентов с коронавирусом в Бердске не предусмотрено. Пациенты наркологического отделения ГБУЗ НСО «БЦГБ» находятся в наркологическом отделении ГБУЗ НСО «БЦГБ». В хирургическом отделении ГБУЗ НСО «БЦГБ» организован инфекционный изолятор.

Стимулирующие выплаты за оказание медицинской помощи пациентам с COVID-19 осуществляются на основании Постановления Правительства РФ от 12 апреля 2020 года №484.

Выплаты за особые условия труда и дополнительную нагрузку медицинским работникам оказывающим медицинскую помощь гражданам с COVID-19 и лицам из групп риска заражения COVID-19 осуществляются на основании Постановления Правительства РФ от 12 апреля 2020 года №415 в апреле выплаты на основании постановления №415 получил 51 сотрудник ГБУЗ НСО «БЦГБ», в мае — 83 человека.

Общая сумма выплат за апрель и май составила 698 372 рубля. На основании постановления №484 в апреле выплаты получили 9 сотрудников ГБУЗ НСО «БЦГЬ», в мае — 15. Общая сумма выплат — 943 750 рублей.

От редакции:

Сегодня, 1 июля, редакция «Курьер. Среда. Бердск» направила запросы на имя министра здравоохранения России Михаилу Мурашко, министру здравоохранения Новосибирской области Константину Хальзову и президенту России Владимиру Путину с вопросами о том, почему медики ЦГБ Бердска должны подвергать риску себя и свои семьи, а также почему пациенты пульмонологии страдают от качества их лечения в Бердске.

Источник: Курьер.Среда.Бердск

Мнение читателей
0
0
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования