Спала с мальчиками за 100 рублей: ужасы жизни в интернате рассказала выпускница в Бурятии

Ребенка изнасиловали полтора года назад и о том, какие тюремные порядки царят в детском учреждении.

Ребенок терпел издевательства несколько лет

«Мастевая»

Судьба Ани была незавидной с рождения – у девочки умственная отсталость и олигофрения, по этой болезни ей дали инвалидность. В 2006 году умер ее отец, в 2011 – мама. Совершеннолетних родных братьев и сестер, а также бабушек и дедушек, кто мог бы взять Аню на воспитание, не было. Надежда, двоюродная сестра Ани, являющаяся сейчас ее опекуном, говорит, что в те времена у нее не было собственного жилья и забрать девочку к себе она не могла.

– Мы все тогда проживали в Усть-Баргузине. Поскольку специализированных учреждений, где Аня могла бы обучаться, у нас не было, отвезли ее в детский дом в Хоринске, оттуда перевели в Галтай. Летом 2019 года она окончила девять классов, и я оформила над ней опеку, сначала временную, а через три месяца постоянную, – рассказывает Надежда.

Так Аня наконец обрела семью. Уже через неделю, привыкнув к родственникам, домашнему уюту, проникнувшись доверием к сестре, девочка начала рассказывать страшные истории о своей прошлой жизни в казенном учреждении.

– Аня приехала из интерната замкнутой, социально неадаптированной – не умела мыть посуду, не было привычки убирать за собой вещи… Читала по слогам. А еще не шла к столу, когда мы садились есть. Приходила только после неоднократных приглашений, – вспоминает Надежда.

Надежда начала расспрашивать девочку, и ее откровения шокировали родственников.

– Аня рассказала, что в Галтае ей не разрешалось есть в столовой вместе со всеми, с ней старались не общаться, издевались, – с ужасом говорит Надежда.
Изгоем Аня стала после того, как ходила по местной свалке в поисках маленького воспитанника школы-интерната – он ушел гулять и долго не возвращался.

– Аня ходила там, что-то, возможно, собирала попутно. Она не осознавала, что это свалка и брать ничего оттуда не нужно. После этого случая подростки парни прозвали ее «мастевая». Так парни называли и других девочек, отказавшихся вступать с ними в сексуальные отношения, – с дрожью в голосе рассказывает Надежда.

Стоит отметить, что «мастевая» – словечко из тюремного жаргона. Отношение к «мастевым» почти такое же, какое было в средневековье к прокаженным. По негласным правилам, к таким людям нельзя притрагиваться, с ними брезгуют общаться. Если «правильный» заключенный нарушает эти правила, то сам становится «мастью».

Насилие в лагере отдыха

Летом 2018 года детей из школы-интерната вывезли на отдых в Мухоршибирь в лагерь «Березка». Там и произошел самый страшный случай в Аниной жизни.

– Возле лагеря есть лесок. Она прогуливалась там, и ее позвал отойти в сторонку один паренек, сказав, что с ней хочет поговорить Егор. Аня пошла за ним. В лесу возле деревьев она увидела одеяло. Егор сказал пареньку «смотреть за палевом», а сам ударил Аню в нос, раздел, повалил на землю. Тот паренек убежал, а Егор ее изнасиловал, – всхлипывает, вспоминает рассказы своей сестры, Надежда.

Молодая женщина говорит, что поверила не сразу – все-таки у нее серьезный диагноз, вдруг девочка фантазирует или выдумывает. Однако факт насилия подтвердили врачебная комиссия и осмотр гинеколога.

– В августе 2019 года мы проходили медкомиссию. Тогда я еще ни о чем не знала. Аня категорически отказывалась проходить гинеколога. 30 августа Аня легла на плановое лечение в психоневрологический диспансер, там также отказалась идти на осмотр. Естественно, это меня насторожило, – продолжает опекун.

Немного позже осмотр Аня все же прошла, где врач и выявила факт насилия над девочкой.

1 октября Надежда привезла Аню в Улан-Удэ обучаться в техникуме мясной и молочной промышленности. Однако студенческая жизнь не заладилась с первого же дня. И дело было вовсе не в том, что девочка не усваивала программу.

– Я оставила Аню в общежитии техникума и собралась ехать домой, в Усть-Баргузин. Когда уже находилась на автовокзале, мне позвонила комендант общежития и сказала, что с Аней отказываются есть в столовой, – вспоминает женщина.

Надежда сдала билет и тут же помчалась в колледж выяснять, что же случилось. Оказалось, что здесь обучались выпускники Галтайской школы-интерната – все те, кто травил Аню, пока она там находилась. И, естественно, дети решили продолжить травлю девочки и в новом месте.

– Комендант мне прямо сказала, что она никак на детей воздействовать не может. Тогда я поговорила с ними сама. Но не помогло.

В октябре ей пришлось приезжать к сестре пять раз. Не выдержав жалоб сестры на издевательства одногруппников, Надежда обратилась в Министерство образования, но, по ее словам, понимания там не встретила.

– Пообещали, что со всем разберутся. Но когда ничего не изменилось и я вновь туда пришла, сказали, что многого хочу и это единственное учреждение, которое работает с «такими» детьми. Хотя там нет ни психолога, ни врачей, которые бы постоянно дежурили. И если меня не устраивает что-то, то должна снять квартиру для Ани. Наводить там порядок никто не собирался, – возмущается Надежда.

В последний приезд к сестре Надежда услышала от Ани, что она перестала спать по ночам. Испугавшись за здоровье сестры, женщина решила забрать затравленную девочку из техникума.

– Самочувствие у нее было плохое, приняли решение вновь положить ее на лечение в РПНД. Она попала туда на целых два месяца, хотя обычно проходит курс лечения в течение двух недель. Психиатры сказали, что ее довели до такого затравленного состояния, – с горечью отмечает женщина. – Поэтому решила, что хватит с нас такой учебы, ведь если так будет продолжаться, в следующий раз она может на полгода попасть в диспансер. Хотя сама всегда говорила Ане, что нужно учиться, что она должна получить профессию, да и сама сестра хотела учиться…

«Продавали себя за 100 рублей»

Надежда говорит, что Аня рассказала ей много вещей о жизни в интернате, которые не укладываются в голове у обычного человека. Кажется, в спецшколе должны быть созданы все условия для комфортного проживания, обучения и лечения «особенных» детей. Однако на деле бывает по-другому.

– Настя говорила, что Егор употреблял коноплю, другие дети ее собирали на полях и носили ему прямо в интернат. На территории спецшколы у него был свой сарай, где он готовил гашиш. Однажды она украла из столовой сахар и дрожжи, чтобы приготовить бражку с другими девочками. Мальчишки научили ее открывать евроокна. Аня говорила, что часто уходила гулять по селу, чтобы не видеть, как парни пьют. Одна из воспитанниц интерната спала с мальчиками за 100 рублей, – пересказывает воспоминания сестры Надежда.

Опекун утверждает, что воспитанницы спецшколы порой избивали девочку, причем как по своей инициативе, так и наущению воспитателей. Аня уверенно называет имена своих обидчиц, однако мы перечислять не будем – их вина пока не доказана. Перечислим лишь то, в чем обвиняет их бывшая воспитанница интерната.

– Били за то, что плохо помыла полы, рассказала, как ее душила Лена в спортзале по указу воспитателя. Аня говорит, что заставляли мыть полы до тех пор, пока не заблестят. Однажды порезала себе вены из-за того, что детям велели ее избить. Тогда она попала в лечебницу в Новой Бряни и провела там три месяца, – перечисляет жуткие факты Надежда.

Женщина также выяснила, что на лето детей забирали воспитатели – оформляли над ними временную опеку.

– Я тогда не знала, что можно забирать на лето домой. Аня говорит, что жила у разных сотрудников школы. Одного воспитателя хвалила, говорила, что отдыхала, кормили хорошо, а если что-то делала по дому, то совсем немного и только вместе со взрослыми. У другой сотрудницы не понравилось – говорит, что на обед давали «Роллтон» и газировку, а работала она целыми днями, – вспоминает наша собеседница.

«Условия у нас хорошие»

Надежда говорит, что обратилась в следственные органы в ноябре 2019 года.

– Когда обо всем узнала, обратилась в Галтайский интернат с претензиями. Мне там сказали, что моя сестра дура и доказать мы ничего не сможем, – негодует женщина.

Директор Галтайской школы-интерната Дашима Цыдыпова сказала нам, что факта насилия они не отрицают, но никаких издевательств и нездоровой атмосферы в спецшколе не было.

– Директор тогда был другой. Следователь приезжал, наши сотрудники ездят на допросы. Егор находится сейчас в СИЗО. Интернат он окончил и обучается в училище в Каменске. Условия для проживания воспитанников у нас хорошие, травли не было, – уверяла по телефону директор учреждения.

Однако следствие считает по-другому.

– На протяжении последних нескольких лет среди воспитанников складывалась нездоровая обстановка, связанная с применением физического насилия, унижением более слабых детей, употреблением несовершеннолетними наркотических средств. При этом администрацией учреждения данные факты своевременно выявлены не были, в связи с чем в отношении руководства школы возбуждено уголовное дело о должностном преступлении, – сообщили «Номер один» в СУ СК РФ по Бурятии.

Надежда говорит, что сейчас для нее главное – восстановить психическое равновесие Ани. Вскоре ей предстоит проходить МСЭК – весной исполнится 18 лет и девушка должна получить группу инвалидности.

– Сейчас она учится тому, чему должны были обучить в интернате – простым бытовым навыкам: стирать, готовить что-то простое, складывать свою одежду… Я научила ее мыть посуду, получилось не сразу, но все равно она смогла, – гордится Надежда.

По словам женщины, Аня любит читать книги, лепить, рисовать, вырезать из цветной бумаги любит, клеить, раскрашивать.

– Я вышиваю картины бисером, и она тоже этим увлеклась, Аня очень усидчивая, и ей не надоедает монотонная работа, – отмечает опекун.

Надежда недоумевает, чем же занимаются воспитатели школы, раз дети выходят совершенно не готовыми к жизни? Да еще и морально, и психологически сломленными.

К сожалению, случай в Галтайской спецшколе далеко не первый – в 2006-м там добровольно ушла из жизни 17-летняя воспитанница. Схожий с Аниным случай произошел в 2018 году и в Турунтаевской коррекционной школе-интернате – там также был выявлен факт совершения насильственных действий сексуального характера в отношении малолетнего ребенка.

В настоящее время, помимо следствия, проверку проводит и Министерство образования, для расследования создана межведомственная комиссия правительства РБ.

Источник: Номер один

Мнение читателей
0
0
0
0
Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Спасибо за ваш голос
Моё мнение Комментарий Поделиться
Рус, 29 января 2020 11:06
Обычная жизнь российских интернатов и детских домов, уходящая корнями в советское время.

Ваше мнение ценно: оставьте комментарий

войдите или зарегистрируйтесь, тогда Вам не придется вводить имя каждый раз, и Вы сможете настроить себе "аватар".
Ознакомьтесь с правилами комментирования